Новороссия на пороге гуманитарной катастрофы

Дата02 Декабря 2014

Новороссия

Сказать, что в новороссийских республиках в жизни обычных граждан все плохо, и нет никакого просвета — это ничего не сказать. Надо смотреть правде в глаза: Новороссия стоит на пороге самой настоящей гуманитарной катастрофы.

Этого нельзя скрывать, потому что это будет преступлением. Преступлением перед русскими людьми.

Об этом надо говорить в полный голос — только тогда появится надежда, что проблему начнут решать.

А если она в ближайшее время не будет решена, в Новороссии начнутся самые обычные голодные бунты, а потом и исход гражданского населения. Тогда возникнет вопрос: ради чего все это было? Ради чего начиналась Русская весна?

Итак, с какими угрозами столкнулся Донбасс?

Угроза голода

Если молодые люди еще могут как-то выкручиваться — кто торгует, кто уехал на заработки, — то луганским и донецким пенсионерам это делать трудно. Возраст все-таки, болезни. Именно эти люди, если не все, то многие, сейчас находятся буквально на краю гибели.

В луганском городе Алчевске, где базируется штаб бригады ополченцев "Призрак", на местном рынке пожилые женщины, заметив, что на возившей нас машине — российские номера, подходили и начинали жаловаться.

"Вы из России? Когда же она уже нам начнет помогать? Когда уже наконец присоединит к себе? Мы же и на референдуме за присоединение к России голосовали, а не за жизнь в ЛНР… Зачем нам жить в ЛНР? Мы в Россию хотим. Видишь, как живем. Мы тут, скажу я тебе, уже не живем, мы выживаем, сынок. Видишь, рынок полон продуктов. Проблема только в том, у нас денег нет. Пенсий нет. Не на что купить еды. Каждый выживает, как может. Многие просто голодают. Как зиму мы тут переживем, если не начнут платить пенсии — не знаем".

Такие разговоры за 15 минут присутствия на рынке со мной завели пять или шесть пожилых женщин. Проходили мимо, задерживались на полминуты, на минуту, выплескивали свою боль — и шли дальше…

Проблемы с гуманитаркой

И действительно, и в магазинах, и на рынке Алчевска есть все, или почти все. А вот денег — заработанных — или нет, или хватает теперь не на многое.

В Донецке положение не лучше. Там тоже давно не получают пенсии. Как оказалось, многие выживают благодаря тому, что донецкий олигарх Ринат Ахметов каждые две недели выдает гуманитарную помощь.

Как рассказал Иван Приходько, глава администрации двух фронтовых районов Донецка — Киевского и Куйбышевского (именно их сейчас расстреливает украинская артиллерия), Ахметов ежемесячно завозит помощи на 40 миллионов гривен (почти на 3 миллиона долларов). Она трех видов: для пенсионеров, для детей и лекарства. Помощь распределяют волонтеры. Городские власти, по требованию Ахметова, распределение помощи не контролируют. Видимо, олигарх боится элементарного воровства.

Кстати, мне рассказывали, что оборотистые бабушки, когда только-только начали завозить гуманитарку в Донецк, умудрялись получать ее по семь (!) раз, а потом продавали ее на рынках…

Переспать, чтоб накормить семью

Разговорился в Алчевске с парнем, который возит гуманитарку из России. Ему давно за 40. Он с лета помогает и беженцам, и ополченцам.

Неказистый, сам небогатый, весь в житейских проблемах и заботах о здоровье. Рассказал довольно примечательную для нынешнего страшного и неуютного времени историю:

"Познакомился тут, в Алчевске, в прошлые свои приезды с женщиной, у нее трое детей. Стоит на рынке, торгует. Зарабатывает 50 гривен в день (по нынешнему курсу чуть больше 3 долларов). Я ей говорю, вот, хочу пригласить тебя на кофе. Я, конечно, мог бы предложить тебе 300 гривен (20 долларов), чтобы переспать, но ты мне нравишься, поэтому я не могу… Не успел договорить, как она сразу отвечает: "Я согласна". То есть она тут же согласна переспать со мной за деньги — вот до чего жизнь довела мать семейства! Разве она бы захотела этим заниматься, если б не война. Но выживать-то как-то надо".

Гуманитарка доходит не до всех

Страшно и больно, когда подобным начинают заниматься матери, но еще страшнее, когда от голода начинают умирать люди. Спасением является гуманитарная помощь из России, но она доходит не во все города ДНР и ЛНР.

Разговорился с женщиной, которая родом из луганского Красного Луча.

"А вам, Александр, известно, что в моем родном городе от голода уже умерло 27 человек? И в таких городах, как Антрацит, Ровеньки, люди страдают от голода, некоторые кончают жизнь самоубийством. Это в основном пенсионеры… Насколько известно, уже была седьмая гуманитарная помощь от России, так почему ни единого раза никакой помощи этим городам не было доставлено?"

До недавнего времени в этих городках цвели махновщина и анархизм, никто социальными проблемами, по большому счету, не занимался. На прошлой неделе власти ЛНР начали брать под контроль эти города и наводить порядок.

Финансовая блокада Донбасса

Почему же люди прекратили получать пенсии, почему работники государственных учреждений прекратили получать зарплату, почему прекратилось бюджетное финансирование социальных программ?

Финансовые связи с Киевом, несмотря на полноценную летнюю войну, до недавних пор оставались неразорванными. Новороссийские республики так и не создали до сих пор независимую от Украины финансовую систему, поэтому налоги, собираемые в Донбассе, до сих пор отправлялись в Киев. Но Киев отказался платить зарплаты и пенсии, финансировать городские бюджеты городов и сел Донбасса, находящихся под контролем ДНР и ЛНР.

Беседуем о ситуации в Донецке с главой администрации города Юрием Мартыновым, который заменил на своем посту сбежавшего в Киев прежнего мэра столицы Донбасса Александра Лукьянченко.

"Мы, один только Донецк, в октябре перевели в пенсионный фонд Украины порядка 30 миллионов гривен, собранных тут в качестве налогов. А они нам задерживают (теперь и совсем не платят — примечание автора) зарплаты и пенсии. В ноябре за предыдущие четыре месяца задолженность Киева по пенсиям составила 1,5 миллиарда гривен".

Спрашиваю: "А почему же ДНР, провозгласив независимость, до сих пор переводит Украине деньги?"

"Мы до сих пор не создали независимую финансовую систему. Деньги просто автоматически поступают на казначейские счета в Киеве", — ответил Юрий.

Отсутствие своей независимой финансовой системы сейчас выливается в полномасштабную катастрофу, так как Киев просто отключил от украинской финансовой системы ДНР и ЛНР.

То, что ситуация с выплатами очень тяжелая, подтвердил мне и Иван Приходько.

"Мы начали инвентаризацию тех предприятий, которые у нас остались "живыми", а их сейчас немного. Поступления в пенсионный фонд — это был местный налог. И все те деньги, которые мы собирали 4-5 месяцев, бессовестным образом уходили на Украину и не возвращались обратно в виде социальных выплат.

Сейчас все силы республики направлены на то, чтобы изменить ситуацию. Мы пытаемся собрать тот объем средств, который необходим на выплату пенсий. Пока, честно вам скажу, он небольшой. Но если брать довоенную составляющую Донецкой области, то это была немалая сумма — миллиард двести миллионов гривен в месяц (по довоенному курсу это было 150 миллионов долларов — примечание автора). Однако пока ситуация очень тяжелая".

Неготовность к разрыву

Киев решил устроить Новороссии полномасштабную финансовую блокаду, которая действительно может стать для нее тяжелым ударом.

Вот как прокомментировал ситуацию один из сотрудников правительства ДНР: "В ДНР все в жутком унынии от отключения от финсистемы Украины. Главный мотив — оказались не готовы. Ибо бюджет республики можно наполнять только с помощью крупных предприятий. А тем не уйти от двойного налогообложения — здесь, и потом и на Украине. Более того, уплату налогов в ДНР Киев может посчитать за поддержку террористов… Все виляют, как могут. Но не платят. А пенсии и прочие соцвыплаты огромны. Россия пока не определилась по этому вопросу. Да и как?".

Что же касается больших производств на Донбассе — они работают. Например, как сообщил Юрий Шевченко, начальник штаба бригады "Призрак", командование поддерживает хорошие отношения с директором Алчевского металлургического комбината. И это несмотря на то, что завод принадлежит промышленно-финансовой группе "Индустриальный союз Донбасса" бывшего губернатора Донецкой области Сергея Таруты.

"Главное для нас, чтоб комбинат работал, чтоб он давал работу людям", — подчеркивает Шевченко.

Установка правильная. Теперь надо решить вопрос: как оставлять налоги, которые платит комбинат, и которые платят другие крупные предприятия, в Новороссии.

Если решение будет найдено, то Донбасс выживет.

По материалам источников: Единая Россия